Свежие комментарии

  • Нина СаковичКостенко
    Отказать ! Даже если на коленях приползут !!!План Москвы по ли...
  • Тамара Фролова
    Как же она похожа не на королеву, а на ведьму.Александр Роджерс...
  • Ночной кошмар
    А не надо было гусей дразнить.«Позорное клеймо»...

Лукашенко объяснил Макрону, кто он такой, напомнив о «желтых жилетах»

В Минске быстро отреагировали на призыв Франции относительно смены власти

Лукашенко объяснил Макрону, кто он такой, напомнив о «желтых жилетах»

Призыв президента Франции Эммануэля Макрона к Александру Лукашенко добровольно уйти в отставку в Минске не оставили без внимания. И предложили лидеру Пятой республики «не ходить в чужой монастырь со своим уставом».

Напомним, в интервью изданию Le Journal du Dimanche Макрон восхитился белорусскими протестующими, назвав происходящее в стране «кризисом власти», которая не может понять «логику демократии». И заявил, что Лукашенко следует добровольно покинуть пост президента.

Реакция со стороны главы Белоруссии на слова французского коллеги последовала в тот же день. Ответ Лукашенко озвучила его пресс-секретарь Наталья Эйсмонд.

В нем, «как опытный политик — незрелому» Александр Григорьевич посоветовал «господину Макрону поменьше смотреть по сторонам, и вместо этого заняться, наконец, внутренними делами Франции».

Он отметил, что «сам Макрон, следуя собственной логике, должен был бы уйти в отставку еще два года назад — когда на улицы Парижа только начали выходить «желтые жилеты». И не забыл указать на «периодически возникающие проблемы Франции с движением BLM и мусульманские протесты в Марселе и Лионе».

Было еще одно замечание в адрес французского лидера, несколько выходящее за общепринятые рамки дипломатического этикета.

А именно, что тот слишком много внимания уделяет одному из экс-кандидатов в президенты Белоруссии.

«С учетом того, что этот экс-кандидат — дама (имеется в виду Светлана Тихановская — ред.), французский лидер рискует к внутренним проблемам Франции получить еще и личные — у себя дома», — сказал Лукашенко.

Понятно, что эту заочную словесную пикировку вряд ли можно назвать обменом любезностями.

С другой стороны, Макрон сам нарвался на грубость, и ему лишь дали понять, что не его это дело лезть с советами, когда не просят.

Тем более, налицо явное лицемерие. Он говорит, что протестующие в Белоруссии его восхищают, но протесты «желтых жилетов» во Франции почему-то не вызывают у него такого восторга. Хотя те на протяжении последних двух лет требуют фактически того же — отставки французского руководства.

— На самом деле, поведение Макрона вполне закономерно, — комментирует ситуацию ведущий сотрудник Института Европы, эксперт по Франции Сергей Федоров. — Франция позиционирует себя, как страна-поборница прав человека по всему миру. И если где-то, что-то в этом плане, как им кажется, вызывает вопросы, ее руководство всегда вмешивается.

«Гуманитарное вмешательство», это цель доктрины, которую Франция отстаивала с трибуны ООН, еще когда министром иностранных дел там был Бернар Кушнер (с 2007 по 2010 гг.). И нынешнее руководство страны, несмотря на некоторые коррективы, в принципе, тоже эту теорию проводит в жизнь.

Было бы, конечно, странно, если бы Макрон не отреагировал, когда вся западная пресса кричит, что Лукашенко — нелегитимный. Либерально настроенная публика внутри страны ему этого просто не простила бы.

«СП»: — С какой стали, вообще, европейцы судят о легитимности Лукашенко, если не они его выбирали? И при чем здесь права человека?

— Действительно, в реагировании Парижа на проблему с правами человека в мире трудно не заметить определенную избирательность. Самый яркий пример — убийство журналиста Джамаля Хашогги на территории консульства Саудовской Аравии в Стамбуле. Когда стало известно, что его тело было расчленено и уничтожено, Франция отреагировала на это довольно вяло. И, более того, продолжила поставлять Эр-Рияду военную технику и вооружение.

Можно также вспомнить, какую роль Франция сыграла в уничтожении государственности Ливии. Они с союзниками решили убрать Каддафи, которого считали диктатором, но ввергли в итоге страну в гражданскую войну на долгие годы и разруху. Попытки привить ливийцам демократию не увенчались успехом по той причине, что хорошие теоретические заходы, вроде прав человека и торжества гуманизма, на практике мало применимы к обществам, которые не похожи на западноевропейские общества. Что, условно говоря, хорошо для Франции или Великобритании, совсем не подходит для Ирака и для других стран.

Поэтому тупое неолиберальное вмешательство и силовое продвижение демократии приводит к обратному результату — когда нет ни человека, не говоря уже, о каких-то правах.

«СП»: — А Лукашенко, по-вашему, не перегнул палку, когда намекнул на семейные проблемы Макрона? Не нажил ли он, тем самым, в его лице не только политического противника, но и личного врага?

— На мой взгляд, политики такого высокого уровня, конечно, не должны затрагивать в негативном ключе семейные и личные проблемы, которые, наверное, у каждого человека есть. Не стоит этого делать. Все колкости, касающиеся личной жизни Макрона, нужно оставить желтой прессе. Но не уподобляться ей людям с высокими государственными званиями.

Как отреагирует президент Франции на выпад в свой адрес, мне сложно предположить. Пока ЕС никаких рестрикций против Белоруссии не смог принять из-за позиции Кипра. Но в индивидуальном порядке, я думаю, санкции они вводить будут. И никогда не признают легитимность Лукашенко.

Сейчас начинается визит Макрона в Литву, где он, вероятно, проведет встречу с Тихановской. Тем самым, как бы подтвердит свою позицию и еще раз даст понять Лукашенко, что тот должен уйти с политической сцены.

Но Франция, как мы помним, так же точно отказывала в легитимности президенту Венесуэлы Мадуро и активно агитировала за Гуайдо. Нельзя сказать, что западному выдвиженцу это очень помогло.

Поэтому Макрону, наверное, можно сказать, чтобы не лез, куда его не просят. Но, с другой стороны, мы должны понимать, что это закономерная реакция французского руководства — их видение мира, с которым мы согласиться не можем.

Разумеется, Франция неоднородна — там тоже есть политики (та же Марин Ле Пен), которые не поддерживают подобные демарши руководства страны. Тем не менее, доминирующий взгляд на события в Белоруссии, который формируется, прежде всего, средствами массовой информации, он остается таким, каким представил Макрон.

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер, в свою очередь, считает, что в целом ответ Лукашенко президенту Франции можно свести к фразе «он первый начал»:

—  Во-первых, Западу и Западной Европе, в частности, нужно, наконец, отучиться от своего мессианства. Мы должны им дать понять в самой жесткой форме, что их здесь никто не ждет. Что не только не будем к ним прислушиваться, а вообще не собираемся их слушать. Все, что они говорят, это в целом патологический бред, рассчитанный на их собственную аудиторию.

Никто не давал им права определять нарративы, которые они применяют по отношению к тем, кто не является их частью. Мы не собираемся становиться их частью. Не собираемся их ни о чем просить. Единственное, чего бы мы хотели, чтобы они вменяемо себя вели.

Если Макрон не желает вменяемо себя вести, то мы будем давать об этом знать. Он должен заниматься тем, что происходит у него в стране, а не у нас в стране. Тогда мы не будем заниматься тем, что происходит у него в стране.

Именно это — не очень, быть может, дипломатично — объяснил французскому лидеру Лукашенко.

«СП»: — Он никаких красных линий не перешел?

— А давайте переложим эту ситуацию на встречу Меркель и Навального.

Только представьте себе, что президент России встречался бы в частном порядке с руководителями немецкой несистемной оппозиции и говорил об их особой роли в Германии. Нам бы приписали за это дипломатический скандал, вмешательство во внутренние дела, неприемлемость поведения, но Меркель это делает. И делает без всяких на то оснований.

Поэтому повторюсь: я надеюсь, что когда-то на Западе начнут понимать, что здесь их никто не ждет. И, более того, все их поведение рано или поздно будет оборачиваться нашим отношением по отношению к ним. Они не должны никоим образом, под угрозой полного прекращения дискуссии, полного прекращения диалога, требовать, чтобы мы воспринимали мир исключительно на их условиях и с их позиции.

Такого нет, и не будет. Но они пока этого не понимают.

Светлана Гомзикова

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх