Варшава хочет «привязать» к себе Минск

Заместитель главы МИД Польши Павел Яблоньский заявляет: «Белоруссия является одним из наших абсолютных приоритетов на ближайшие годы – если мы не сделаем ей реального предложения о партнерских отношениях, у нас не будет возможности привязать ее к ядру Центральной Европы». Но когда и кому из своих потенциальных партнеров Варшава вообще делала «реальные предложения»?

В те дни, когда Минск посетил с визитом государственный секретарь США Майк Помпео, который встретился с белорусскими президентом Александром Лукашенко и министром иностранных дел Владимиром Макеем, о Белоруссии вспомнили в соседней стране.

В интервью польской газете Rzeczpospolita заместитель главы МИД Польши Павел Яблоньский заявил: «Белоруссия является одним из наших абсолютных приоритетов на ближайшие годы — если мы не сделаем ей реального предложения о партнерских отношениях, у нас не будет возможности привязать ее к ядру Центральной Европы».

Странность здесь в том, что формально Яблоньский отвечает в МИД Польши за вопросы сотрудничества в области экономики и развития, а также права Европейского союза. Восточная и азиатская политика находится в ведении его коллеги Марчина Пшидача.

Однако Яблоньский проявляет активность на многих направлениях. Он вмешивается в польско-российский «исторический спор» и обосновывает право Варшавы требовать с России репарации, комментирует покупку американских самолетов F-35 и рассказывает, как поляков будут эвакуировать из китайского города Ухань. Складывается впечатление, что этот 33-летний чиновник, назначенный в министерство 27 ноября 2019 года и ранее являвшийся советником премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого, готовится сменить нынешнего 63-летнего главу польской дипломатии Яцека Чапутовича. Поэтому, на наш взгляд, хотя Белоруссия не является профильным участком Яблоньского, его инициативы все же заслуживают рассмотрения. Диагностика ситуации и предложения польского дипломата заключаются в следующем.

Варшава сделала ошибку, «сильно сконцентрировавшись на Украине, с которой у нас трудное прошлое», и должна исправить перекос с «Белоруссией, с которой у нас трудное настоящее».

Предыдущая политика, основанная на догадках о «внезапном» крахе нынешней власти в Минске, не удалась. При этом Лукашенко перестает быть для польских властей «нерукопожатным» лидером, с которым опасно даже вместе фотографироваться. Уже можно не бояться того, что «президент рулит жесткой рукой», поскольку он «ищет некое предложение с Запада». При этом Яблоньский высоко оценил нежелание Лукашенко идти «на полное объединение с Россией, полное подчинение». Он считает, что сближение Минска с Западом может происходить двумя способами: поставить условия Минску, «которым он должен соответствовать, чтобы присоединиться к нам в качестве партнера», или «подходить прагматично и действовать в обмен на постепенные политические реформы». Варшава предпочитает второй путь, несмотря на то, что проникающий в Белоруссию польский бизнес просит МИД Польши в первую очередь защищать его экономические интересы, а не играть в политику. «Было бы проще, если бы местные власти постепенно ослабили политический режим», — подчеркнул Яблоньский.

Между тем Минску от поляков нужно именно экономические сотрудничество и инвестиции. Белорусские власти в принципе поднимают эту тему в качестве первоочередной, когда общаются с западными партнерами. Однако Варшава филантропией сроду не занималась и не занимается. Поэтому, например, сделанное Минску госсекретарем Помпео предложение обеспечить Белоруссию «необходимой нефтью на 100% по конкурентным ценам, мы крупнейший производитель энергоресурсов в мире, и все, что вам нужно — сказать нам и обратиться к нам», может быть интересно Польше как потенциальному посреднику по доставке нефти через польскую территорию с взиманием своей маржи. Но чем в ответ она готова пожертвовать ради Белоруссии?

Первое, что приходит в голову, Варшава могла бы декларировать готовность покупать в будущем электроэнергию со строящейся неподалеку от Островца белорусской АЭС, а также пообещать переубедить Литву, яростно выступающую против этого проекта. Однако вряд ли Польша пойдет на это, ведь тогда придется пожертвовать хорошими отношениями с Вильнюсом, с которым Варшава в последнее время усилила интеграцию.

Что касается Европейского союза, то он не поручал полякам выступать его политическим брокером в отношениях с Минском. Сомнительно, чтобы на такое пошли и Соединенные Штаты, которые, кажется, готовы работать с Белоруссией напрямую. Поэтому Польша продолжить делать Минску «брачные предложения» в духе мезальянса. Ведь до сих пор Варшава ни на одном направлении, даже с Украиной, не смогла сделать потенциальному партнеру «реального предложения».

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM

Источник ➝

Вашингтон провоцирует вторую волну коронавируса

Соединенные Штаты и примкнувшие к ним страны Европы помешали Генассамблее ООН принять российский проект резолюции по борьбе с COVID-19, предполагавший прекращение торговых войн и отмену санкций. По мнению экспертов, неспособность Запада пойти на глобальную солидарность ради борьбы с вирусом грозит человечеству новым ростом заболеваемости и гораздо более тяжелыми последствиями пандемии

Генассамблее ООН не удалось принять российский проект резолюции по COVID-19. Как сообщило в пятницу постпредство России при ООН, в роли противников резолюции выступили Украина, Грузия, Великобритания, США и страны ЕС.

Россия в своем проекте предлагала признать координирующую роль Всемирной организации здравоохранения, помочь наиболее пострадавшим странам, а также отказаться от «торговых войн и применения принятых в обход СБ ООН односторонних санкций». Однако апологеты санкционной политики отказались «поступиться своими политизированными подходами и интересами».

По мнению постпредства РФ, теперь «дать глобальный и солидарный ответ угрозе новой пандемии будет намного сложнее», может «пострадать огромное количество людей». При этом в Москве хотели бы «услышать и увидеть в письменной форме логику и аргументы блокирования нашего проекта». Причем Россию интересует ответ ЕС, США и Великобритании, а вот Украину и Грузию в Москве «были бы рады избавить и освободить от этих усилий».

В то же время ГА ООН приняла альтернативный и более общий проект резолюции по «глобальной солидарности» в борьбе против коронавируса. В документе не рассматриваются вопросы санкций и военных конфликтов.

На фоне пандемии коронавируса ООН не смогла продемонстрировать свою эффективность. Причем этому не способствует и тот факт, что в пятницу США опередили Италию по числу смертей от коронавируса за сутки, а ЕС оказался буквально парализован пандемией.

«К сожалению, ни о какой международной солидарности говорить не приходится. Ее никто не проявляет. Есть отдельно взятые случаи на двустороннем уровне, когда конкретные страны друг другу помогают бороться с пандемией. Но международных усилий на этом направлении нет», – рассказал газете ВЗГЛЯД главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

По его словам, политические противоречия между странами никто не отменял, более того – они инерционны. Он также обратил внимание на то, что именно США являются гарантом преемственности этой политики.

«У Вашингтона своеобразный подход, мол, одно другому не мешает: когда это выгодно США – можно сотрудничать, но это не отменяет их желания демонстрировать свое превосходство», – пояснил Лукьянов.

Схожей точки зрения придерживается немецкий политолог Александр Рар. «Руководители западных государств убеждены в том, что мир после пандемии не изменится, а если и изменится – то лишь в экономическом плане. Они желают сохранить свое доминирование, и никакие разговоры об отмене санкций или прекращении конфликтов они слушать не хотят», – сказал Рар газете ВЗГЛЯД.

«Я смотрю, как реагирует Генассамблея ООН, как реагирует Европейский союз… Бюрократы на самом деле не понимают, что происходит. Несмотря на здравые предложения Москвы, реакция на Западе одна: Россия хочет разрушить Евросоюз, используя коронавирус. Хотя от представителей национальных государств такого не услышишь», – отметил политолог.

«Все это свидетельствует о том, что члены международных организаций очень сильно оторваны от реальности. Они сидят за семью заборами, получают свои высокие зарплаты и смотрят на мир с высокой колокольни. А мир, на самом деле, давно изменился. Возможно, когда всем станет еще хуже, к лидерам западного мира придет осознание необходимости кардинальных политических перемен», – предположил Рар.

В то же время глава комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков считает, что голосование в ООН в полной мере показало намерение США ни в чем не отказываться от привычной для них политики. «Сейчас государства должны сконцентрировать свои ресурсы на сотрудничестве против дальнейшего распространения коронавируса. Но санкционная политика этому мешает», – сказал Пушков газете ВЗГЛЯД.

«Наличие крупной страны с непогашенной эпидемией – это угроза для всего мира.

Даже когда в США победят вирус, очаги инфекции будут сохраняться в других странах, и в условиях глобализации вполне может пойти вторая волна заболевания. Глобальная задача заключается в том, чтобы покончить или, по крайней мере, обуздать и ограничить распространение коронавируса по всему миру. А в это время США продолжают свою политику так, будто бы ничего не изменилось», – отметил сенатор.

«Еще одной целью Вашингтона является экономическая конкуренция. Она нужна, чтобы заблокировать покупку товаров у конкурентов и продавать свои товары. Таким образом Штаты не считают угрозу коронавируса серьезной причиной для отказа от политики санкций, из-за чего множество людей могут пострадать», – резюмировал Пушков.

Наталья Макарова, Иван Абакумов, Взгляд

Картина дня

))}
Loading...
наверх